BRITNEY ZONE.RU
» » » Рубрика: "Бритни. Изнанка Мечты" 11. Потерянная девочка
» » » Рубрика: "Бритни. Изнанка Мечты" 11. Потерянная девочка
Август 2017
1Вт2Ср3Чт4Пт5Сб6Вс7Пн8Вт9Ср10Чт11Пт12Сб13Вс14Пн15Вт16Ср17Чт18Пт19Сб20Вс21Пн22Вт23Ср24Чт25Пт26Сб27Вс28Пн29Вт30Ср31Чт

    Рубрика: "Бритни. Изнанка Мечты" 11. Потерянная девочка


    11. Потерянная девочка
    Я не хотела осознавать реальность… я убегала.
    «Бритни: под запись», MTV, 2008 г.

    В сердечных вопросах звёзды, как и простые смертные, сначала воображают невесть
    что, а потом устраивают сцены. Даже больше, складывается ощущение, что на этом постро-
    ена добрая половина пиара. Однако в реальной жизни, если вы хотите понять смысл
    поступка, надо прочесть его эмоциональный подтекст. Так что когда Бритни 7 ноября 2006
    года, всего через восемь недель после рождения Джейдена-Джеймса, подала на развод, несо-
    мненно, это был залп из всех орудий по амбициям Кевина, нож, приставленный к горлу с
    требованием что-то поменять.
    Близкие друзья Бритни утверждают, что заявление на развод по причине несовмести-
    мости было последним средством, потому что просьбы, уговоры и слёзы результата не дали.
    Они говорят, что всю ситуацию надо воспринимать как необдуманную проверку любви
    Кевина женой, страдающей, не способной простить, что он, по её мнению, предал их «жили
    они долго и счастливо».
    По гамбургскому счёту Бритни ничем не рисковала, если учесть, что «она не могла
    выносить, что он всё время работает, и что ей было терять?» И вся ситуация вполне уклады-
    вается в натуру Бритни, которая всегда поступала импульсивно, не взвешивая последствия.
    Если вам кажется, что это перебор, вспомните, что у Линни Спирс в 1980-м эта стратегия
    сработала. Когда она подала на развод с Джейми, он прибежал назад. Увы, в 2006-м всё
    пройдёт иначе.
    Буквально на следующий день, 8 ноября, когда Бритни была в Нью-Йорке, Кевин нанёс
    встречный удар. Он согласился на развод и потребовал единоличной опеки над сыновьями.
    Пускай она готова была потерять Кевина, ей и в голову не могло прийти, что он отнимет
    у неё детей. Ей-то казалось, что она сидит дома и растит потомство, пока он носится не
    пойми где в погоне за славой. Это оскорбление переполнило её чашу.
    – Бритни пришла в ярость, – говорит компетентный источник. – Она засыпала своих
    мальчиков поцелуями, обнималочками. Были трудные моменты, но в Шоне и Джее заклю-
    чалась вся её жизнь.
    Дома, в Луизиане, тётя Ченда поняла, что заявление Кевина выбьет Бритни из колеи:
    – Семейные ценности заложены в самую основу Бритни, что бы там ни происходило, –
    говорит она. – В эту пору дети были для неё всем. Зная, как она их воспринимает, я даже
    представить не могу, какой страх её одолел.
    На людях Бритни делала хорошую мину и держала себя в руках: снова игра на публику.
    Через день после подачи на развод она поехала в Нью-Йорк, чтобы помириться с Ларри
    Рудольфом – менеджером, который остался не у дел, стоило Кевину появиться на горизонте.
    Теперь Бритни вернулась к своему наставнику, и они пошли развлекаться на Манхэттен,
    кататься на коньках в Рокфеллеровском центре. Снова Ларри бросил ей спасительный круг,
    на этот раз после того, как разбились её романтические мечты. Она больше не чувствовала
    себя ценной и любимой; брак обернулся трамплином для Кевина. Так если в нормальной
    жизни ничего не получается, может, вернуться к звёздной?
    Через две недели она согласилась представлять победителей на American Music Awards
    2006. Церемония, которую вёл Джимми Киммел, шла в прямом эфире на канале Эй-Би-Си.
    С того момента, как стало известно о разводе, она впервые появилась на публике, так что
    можно простить людям, что они решили: она счастлива избавиться от мужа. Шоу началось.
    Пока шли титры, Бритни в изящном кремовом платье за кулисами ждала сигнала.

    Стоя наготове, она поглядывала в монитор – и увидела, на что смотрит вся страна:
    первый скетч, где псевдо-Кевина сунули в ящик и бросили в море с подъёмного крана. В
    пожелании «доброго пути» его описали как «первую в мире звезду без единого хита».
    Фанаты и знаменитости в зале ревели, потому что следующей должна была выйти
    Бритни. Люди сочли, что всё происходит с одобрения Бритни, но она за сценой «вызвери-
    лась», как сказал один из звукооператоров. Представители «Джайв Рекордз» тоже обалдели,
    но исправлять ситуацию было поздно: заставку уже отправили в эфир, до выхода Бритни
    оставались считанные секунды.
    Оставаясь профессионалом, она оправила платье, натянула улыбку и вышла под вос-
    торженные аплодисменты, которые длились почти полминуты.
    – Я так рада быть здесь! – проворковала она, когда шум стих, и вручила награду Мэри
    Джей Блайдж как «Лучшей исполнительнице соула и R&B».
    За кулисами изящная походка Бритни превратилась в свирепый топот. Её никто не пре-
    дупредил об этой шутке, она не хотела иметь с ней ничего общего. Её помощники пытались
    даже вырезать её из повтора трансляции для западного побережья через три часа, но она
    пошла в эфир как есть. Злость Бритни превратилась в слёзы. Она знала, что Кевин не так
    всё поймёт.
    Этот прикол задумал ведущий Джимми Киммел. В свою защиту он говорит, что у
    Бритни и Кевина «отличное чувство юмора». Сложно его обвинять. За два месяца до расста-
    вания эта парочка сама сделала скетч для MTV Video Music Awards 2006, где они шутили по
    поводу своих детей, изображая, что не знают, кто приглядывает за Шоном-Престоном.
    Но дело тут не в двойных стандартах. Бритни разозлилась, потому что меньше всего ей
    хотелось усугублять и без того сложное положение. Но всё плохое случилось. Кевин почув-
    ствовал, что его предали. Бритни была раздавлена. Она понимала, что он будет биться за
    детей, а одна перспектива потерять их выматывала душу не хуже того, что творилось вокруг.
    Бритни не может справляться с кризисами, одна угроза лишиться
    любви детей, той стабильности, которую они дают, наложилась на её
    собственную детскую травму. Её хрупкая, тревожная личность от одной
    этой мысли лишилась всех точек опоры. Мы уже видели, что в моменты
    горя, когда её одолевает тревога, у неё есть только один защитный
    механизм. Она убегает, прячется в роли исполнительницы, погружённой в
    мир фантазий, потому что не может выдержать эмоциональной нагрузки
    реальности.
    В то время миром фантазий была тусовочная сцена Голливуда, и Бритни решает ныр-
    нуть в неё с двумя уникальными персонажами: светской львицей Пэрис Хилтон и актрисой
    Линдсей Лохан. С Пэрис она познакомилась раньше, когда гуляла по клубам Лос-Андже-
    леса со старыми друзьями, промоутерами и стилистами. Вряд ли эти две тусовщицы могут
    стать добрыми самаритянками для человека, погрязшего в личном кризисе, но Бритни хотела
    лишь зарыть голову в песок. С её точки зрения, все её попытки обрести равновесие кончи-
    лись ничем; ни замужество, ни дети не стали спасением.
    В такие моменты её одолевает тревожность, и она старается все ночи проводить в
    обществе людей. Так было ещё до прихода славы, когда она спала с Линни, и в её первом
    европейском турне. Лишившись всего показного, испытывая сомнения в себе, Бритни-чело-
    век превращается в тень Бритни-исполнительницы. Будто, сняв униформу, она съёживается,
    теряет свою личность. Так что в клубной сцене она нашла себе компанию и оставалась в ней
    до четырёх часов утра. Потом надо всего пару часов подождать до восхода и начала нового
    дня. Внешне для матери двоих детей погружение в тусовки кажется дурацким решением, но

    Бритни всегда именно так обретала покой, к тому же непрерывное общественное внимание
    для неё стало привычным образом жизни.
    Папарацци не могли устоять перед возможностью подтолкнуть поп-звезду к пропасти.
    С камерами наперевес они ждали, когда колосс упадёт с пьедестала. Утром, днём, вечером,
    стоило Бритни поехать куда-нибудь, за ней неслись 30 машин. Не все понимают, что «папа-
    рацци» – не просто толпа рьяных фотографов; это название сложного механизма, выстро-
    енного из отлично скоординированных профессионалов. Шпионы умеют сотрудничать: у
    каждого из 30-и человек была рация. По нажатию кнопки вся сеть приходила в движение,
    следуя в тени за каждым шагом Бритни. Даже если надо было пройти всего десять метров,
    она была лишена такой роскоши, как личное пространство – её окружали, душили объек-
    тивы и слепящие вспышки. Ей оставалось только, опустив голову, смотреть под ноги. Пред-
    ставьте себе забитый вагон метро, где каждый пассажир уставился на тебя, сжимая камеру.
    Причём эта картина повторяется всегда, стоит тебе показаться на людях.
    За рулём звезда превращается в лису на «Мерседесе» или «Лексусе», а по пятам
    несутся гончие на внедорожниках, плотным строем, бампер к бамперу. Настоящая волна
    трафика, 30 машин с Бритни в авангарде, ломится по Голливуду, не обращая внимания на
    правила дорожного движения, потому что штраф – ничто по сравнению с ценой хорошей
    фотографии. Но стоит Бритни притормозить на светофоре, и погоня замирает; перекрёстки
    и дорожные развязки напоминают гоночный старт, автомобили стоят на три ряда в ширину
    и на десять – в глубину, и на поул-позиции газует Бритни. Эта гонка началась, когда она на
    пляже в Санта-Монике представила им будущего мужа.
    Чтобы дать правильную оценку этому ежедневному сценарию, посмотрим вот на что.
    Такие кинозвёзды, как Дженнифер Энистон и Шарлиз Терон, ничего не делают для привле-
    чения внимания, однако за ними регулярно таскается четыре-семь папарацци. Но Бритни в
    плане внимания СМИ – как принцесса Диана американского розлива, она привлекает серьёз-
    ную публику. Если она плачет, кричит или умоляет оставить её в покое, это даже хорошо:
    можно сделать яркий снимок.
    Но Бритни в то время не делала ничего, чтобы облегчить свою участь. Она носится по
    клубам, таким, как «Лисий хвост», «Хайд», «Аббатство» или «Зона», и камеры снимали всё
    подряд. Они самым мерзким образом подловили, как она выбирается из машины, сверкая
    промежностью без трусиков и шрамом от кесарева сечения. В другой раз она блевала себе
    на майку.
    Из приличной исполнительницы она превратилась в свирепую тусовщицу, заказываю-
    щую виски с колой; в мутноглазую, всклокоченную принцессу. Никакие ухищрения Ларри
    Рудольфа по спасению имиджа больше не срабатывали, он быстро осознал, что даже его
    квалификации недостаточно, чтобы контролировать её разрушительное поведение.
    Тем временем Кевин Федерлайн сидел дома, общался с нянями и бабушкой Линни
    Спирс. На фоне борьбы за опекунство сравнение очевидно. Бритни настаивала, что СМИ
    «раздувают» каждый её шаг и создают «искажённое представление обо мне», но она забыла
    главный урок: в Голливуде ценят именно видимость.
    Её личной помощницей в ту пору стала 23-летняя Кайли Мачадо, попавшая в пла-
    тёжную ведомость через две недели после подачи заявления на развод. Тенью ходившая
    за Бритни с декабря 2006-го по конец февраля 2007-го, Кайли изнутри наблюдала жизнь в
    самый травматичный период, и в 2008 году, когда закончился её контракт, она решила рас-
    сказать о ней, потому что ей кажется, что все искажают истинное положение дел. Она верит,
    что только те, кто был там, могут дать подлинную, беспристрастную картину событий, если
    речь идёт не о бренде, а о том, чтобы по-настоящему понять человека.
    В окружении Бритни царила текучка кадров, так что Кайли далеко не единственная
    ассистентка, промелькнувшая на горизонте, но она стала у Бритни любимицей, от неё не
    было тайн. Родители и менеджеры смеются над этой мыслью, но когда Кайли говорит, что
    посторонние не понимали, что происходит, она в том числе имеет в виду Линни, Джейми и
    Ларри Рудольфа. Как станет ясно, в лагере, трещащем по швам под давлением страдающей,
    мятежной Бритни, царили серьёзные разногласия на тему, как лучше поступать.
    – Я работала с ней четыре месяца, когда Джей был трёхмесячным, – рассказывает
    Кайли. – Я была рядом каждый день, и я готова бросить вызов любому, кто скажет, что
    Бритни разрушили наркотики и алкоголь.
    В свете грядущих событий она подчёркивает ряд важных моментов. По её словам, в
    декабре 2006-го и январе 2007-го Бритни тосковала, мучалась от одиночества, и «напилась
    пару раз», но не больше, чем любой человек, переживающий трагедию. По её взвешенному
    мнению Бритни не нужно было класть в реабилитационный центр, но «к сожалению, мама
    и менеджер решили, что она пошла вразнос».
    Из мемуаров Линни видно, что она верила: корень проблем дочери – послеродовая
    депрессия и разбитое сердце, которые «довели её до срыва». Она пишет: «Я тогда не знала
    до конца – а кто-нибудь знал? – как сильно дочь страдает на самом деле».
    Бритни стала анализировать причины, почему её брак распался, что пошло не так и
    какую роль сыграла она сама. Ответы придут не сразу, но к 2008 году, они с Кевином дадут
    каждый своё продуманное объяснение: Бритни в документальном фильме «Под запись» в
    декабре, Кевин в тот же месяц – в журнале «Пипл». На вопрос, что же случилось, он сказал,
    что был в турне, продвигал свой диск, стараясь быть «кормящим отцом… обеспечивающим
    свою семью», и тут «как гром среди ясного неба» пришло заявление на развод. Он объяснил,
    что изо всех сил пытался быть мужем и отцом, больше работать дома: «Не знаю, наверное,
    этого было мало».
    Бритни же на вопрос, как она дошла до жизни такой, сказала: «Не знаю, что мне с собой
    делать. Мы построили в Малибу дом мечты… с бассейном, большим двором для детей, я
    вкладывала в них всю душу, жила этим. Он начал записывать альбом… ушёл в свои дела, и
    я больше его не видела. Когда так вышло, я как-то растерялась. Когда всё закончилось, мне
    стало так одиноко».
    * * *
    В декабре 2006 года, после заявления на развод, манёвров с опекой над детьми и тусо-
    вок, оставшись в одиночестве, Бритни организовала свидание вслепую с моделью по имени
    Айзек Коэн. Первым делом СМИ, глядя на его точёное лицо и бородку, сочли, что он похож
    на Кевина. Потом журналисты нашли школьную любовь Айзека, Дженнифер Сайпел, и срав-
    нили её с тем, как Бритни выглядела в 1999 году. Потом Дженнифер рассказала: Айзек в своё
    время считал её так похожей на поп-звезду, что в шутку называл её «Бритни».
    Через шесть лет оригинальная Бритни попросила его составить ей компанию в раз-
    влечениях. Неважно, в каких. Ей надо было заполнить пустоту, и друзья говорят, что Айзек
    сильно и с пониманием поддерживал её, хотя их отношения продлились всего семь недель.
    Бритни оперлась на нового человека в своей жизни и пригласила его в семейный дом, откуда
    ушёл Кевин.
    Пожалуй, не стоит удивляться, что потом Айзек продал свой рассказ жёлтой прессе.
    Покупателем отчёта о любовных похождениях выступили «Всемирные новости», хотя
    сегодня друзья Айзека говорят, что он искренне сожалеет о той сделке.
    Тем не менее, он рассказал, как Бритни возила его в Лас-Вегас, сняла им номер по
    20 000 долларов в сутки в «Небесной вилле Хью Хефнера» на крыше отеля «Палмс Казино».
    Убранство и вид, открывающийся из этого пентхауза, могут перешибить дыхание даже у
    более избалованной знаменитости; там есть большая гостиная, полный бар, спортзал, сауна
    и массажная комната, и, «для особого шика», стеклянный лифт между этажами, вращающа-
    яся кровать под зеркальным потолком и джакузи на крыше. Ванна размерами скорее похожа
    на маленький бассейн, а через прозрачное ограждение открывается вид на Стрип.
    Интервью Айзека состоит из обычной таблоидной жвачки: что секс был «авантюр-
    ным», «потрясающим», что прежде чем перебраться на крутящуюся кровать, они устроили
    «возню под открытым небом». Но в его отчёте, отправленном в газеты, и, отдельно, расска-
    занном друзьям, под щекочущими подробностями зарыт самородок истины. Несмотря на
    продажу своей истории, Айзек был человеком, которому доверяла Бритни, и сумел заглянуть
    к ней в душу. В тексте статьи и свидетельствах друзей отражается его сочувственный взгляд
    на испуганную девушку, борющуюся за контроль над жизнью – и с собой.
    – Когда мы прекращали заниматься сексом, Бритни была как потерянная девочка, не
    способная справиться с жизнью. Она не раз внезапно ударялась в слёзы. Говорила, что сде-
    лает что угодно, лишь бы снова стать нормальной девушкой. Она была уверена, что из-за
    снимков её похождений у неё отберут детей. Ей приходилось невероятно тяжело, и я делал,
    что мог, чтобы поддержать её, – сказал Айзек.
    Очищенная от таблоидной шелухи, искренняя точка зрения Айзека пытается вызвать
    понимание и сочувствие к проблемам Бритни:
    – Она понимала, что тусовками делу не поможешь; от них ей становилось ещё хуже.
    Передо мной предстала далеко не алкоголичка, а застенчивая, милая и бесконечно печальная
    девушка, она была вне себя от страха, что у неё заберут мальчиков. Она рыдала, вцепившись
    в меня. Она боялась. Я понимал, что она позвала меня только от одиночества, но она была
    такой романтичной, такой щедрой, такой доброй.
    Айзек видел, что Бритни всё ещё старается примириться с распадом брака, который
    так неосторожно подтолкнула. В прихожей семейного дома, рядом со спальней, в стеклян-
    ном шкафу было выставлено на обозрение её свадебное платье. На стенах в рамках висели
    приглашения, и экземпляр журнала «Пипл», где они стоят с Кевином, а на журнальном сто-
    лике лежит Шон-Престон.
    – Даже когда мы занимались любовью, между нами словно лежал Кевин, – сказал
    Айзек «Всемирным новостям».
    В ту пору ассистентка, Кайли Мачадо, тоже видела отчаянное состояние Бритни. По
    их разговорам становилось ясно, что звезда не знает, куда податься и что делать. Тоскуя и
    бегая по тусовкам, Бритни всё больше и больше полагалась на нянек:
    – Ей помогали, но ей это не нравилось… она хотела, чтобы рядом был отец детей,
    чтобы он ей протянул руку. Бритни много страдала, и единственным утешением для неё
    было прижать к себе детей как можно ближе. Она любила их больше всего на свете. Любовь
    Бритни изливалась на всех: даже в плохие дни она говорила «спасибо» и «пожалуйста».
    Но нервы Бритни были на пределе. Бродя по дому, она звонила Кевину на мобильный,
    но если верить Кайли, он «ни разу не перезвонил ей». Она добавляет:
    – Бритни не говорила об этом, но я знала, что творится. Она каждый божий день наби-
    рала его телефон, а в ответ – тишина.
    Поведение Кевина понятно: он страдал, ему казалось, что ущерб необратим, и он не
    хотел погрязнуть в этой ситуации.
    Приближались праздники, и Бритни не могла больше оставаться в семейном доме
    среди воспоминаний. Она отправилась в Кентвуд, к маме и семье.
    – Она была очень печальной и одинокой, – вспоминает Кайли. – В то Рождество и
    Новый год было пролито немало слёз.
    Вернувшись в Лос-Анджелес, Бритни с Кайли сразу поехали на два вечера в Лас-Вегас
    встречать 2007 год. В новогодний вечер они вместе пошли на Принса в ночной клуб под
    названием «Пьюр», а с детьми осталась няня. Снова Бритни «веселилась, но без фанатизма».
    Кайли говорит, что стоит Бритни увидеть танцпол, и она тут же бежит туда:
    – Она может танцевать всю ночь напролёт, что и делает, – говорит она. Ещё она при-
    знаёт, что Бритни напивалась, но никогда не буянила и не сходила с ума. Наоборот, она ста-
    новилась печальной и меланхоличной:
    – Её преследовали мысли о Кевине, и она ударялась в слёзы. Весь январь так пропла-
    кала.
    Дома Бритни лезла на стены, поэтому часто срывалась в такие места, как Лас-Вегас,
    Нью-Йорк или Майами, чтобы спонтанно поменять обстановку. 16 января они с Кайли вер-
    нулись в Неваду, где Бритни снова пошла в «Пьюр», уже как особый гость. За пару часов до
    своего «появления» Бритни потребовала уединения в соседнем заведении, «Пуссикэт Долл
    Лаунж», где «захотела сыграть роль танцующей королевы бурлеска». Перед узким кругом
    своего окружения она взобралась на сцену, разделась до лифчика и «устроила представле-
    ние» в белых шортиках.
    Кайли говорит:
    – Вокруг никого не было, она веселилась, изображала на сцене сексуальность. Это и
    есть её работа как исполнительницы.
    Газеты в таких выходках видели очередное свидетельство того, что она теряет под
    ногами почву, уходит в загул. Кристально чистый образ, выстроенный за годы, теперь не
    оставил Бритни пространства для ошибки. В юности её держали в ежовых рукавицах, и вот,
    страдая, она наконец позволила себе отпустить вожжи – и её за это осудили.
    По возвращении в Лос-Анджелес стало ясно, что Айзек Коэн сдаёт позиции. Этот эпи-
    зод закончился в конце января одним звонком. Напоследок он сказал по этой теме: «Наде-
    юсь, она не сломается. Ведь она такая особенная».
    Его интервью с постановочными фотографиями напечатали в Англии в следующем
    месяце. Тем временем Бритни заключила с Кевином предварительное соглашение о совмест-
    ной опеке, дающее ему право посещать детей по три дня в неделю. Был найден неустойчи-
    вый компромисс.
    Потом, однажды, у Кайли зазвонил телефон. Она посмотрела на экран и увидела, что
    номер скрыт, но всё равно ответила: «Алло?»
    * * *
    В трубке раздался мужской голос, сообщивший, что звонит частный детектив, нанятый
    Кевином, и что он готов переметнуться к ним. Кайли объясняет:
    – Он сказал, что у него на Бритни Спирс куча компромата, и он готов передать её мне.
    Что бы ни говорили, Кевин не нанимал частного детектива, и не собирал компромат,
    но Кайли тогда этого не знала. Она рассказывает, что попросила его отправить информацию
    по электронной почте, дала ему адрес, и повесила трубку. Через пять минут он перезвонил,
    заявив, что боится доверять интернету важную информацию. Думая об интересах нанима-
    теля, Кайли согласилась встретиться с ним в «Старбаксе» в Санта-Монике, прихватив в сви-
    детели соседку по комнате. Было уже поздно, около 9-и часов вечера, но у помощниц звёзд
    ненормированный рабочий день.
    Соседка осталась в машине, а Кайли зашла в кофейню, высматривая мужчину в кепке.
    Тут он к ней подошёл и представился как человек со среднего востока по имени Осама
    Латфи, но друзья зовут эго Сэм.
    В этой наспех организованной встрече больше всего её поразила одна из первых его
    фраз:
    – Как только мы сели, он сказал: «Записывать номер машины бесполезно, он поддель-
    ный». А я и не собиралась. С чего бы?
    Следующие двадцать минут Кайли провела в «Старбаксе», но отметила, что у Сэма
    при себе нет никаких бумаг, подтверждающих наличие компромата, которым он угрожал ей
    по телефону. Может, это не он звонил? Может, он помощник нужного человека?
    Зато «он спрашивал разные вещи о доме [Бритни], кто там живёт, куда она уехала…»
    Кайли напомнила ему, что пришла сюда не отвечать на вопросы, а посмотреть на его улики.
    Она дала ему понять, что если он их не предъявит, она уйдёт.
    – Тут он заявил, что против меня ведётся следствие. Сказал, что за мной следят… что
    в доме установлены жучки, – говорит она.
    По версии Сэма Латфи он познакомился с Бритни на тусовке, потому и позвонил её
    ассистентке. Кайли всё это не понравилось, она свернула разговор и вышла к подруге, ожида-
    ющей в машине. Она сразу позвонила Ларри Рудольфу, который попенял ей, что она вообще
    туда пошла, и посоветовал выкинуть всё из головы. Но от Сэма Латфи так легко не отдела-
    ешься: были и другие пути…
    * * *
    В поисках смысла жизни Бритни забросила «Беседы с Богом» и переключилась на
    любимые книги Дианы, принцессы Уэльской: «Лотос растёт в грязи» Голди Хоун и англий-
    ского поэта Уильяма Блейка.
    Бритни оставляет общее впечатление, что она ограниченная, простая девушка. Без
    сомнения, она простодушна, и её период активного внимания едва ли превосходит то время,
    что другие смотрят её выступление. Она сама знает свои пределы. Может, именно поэтому
    ей для самовыражения подходят песни, написанные на заказ или в соавторстве с другими.
    Как она это воспринимает: кто её слушает, когда она не поёт? Так что она тратит творческую
    энергию на размышления, стихи и тексты песен, и здесь видна присущая ей глубина. Пусть в
    ней не хватает ни понимания, ни духовных богатств, но Бритни, чтобы заполнить её, во всём
    ищет смысл. Когда ответы не находятся, она вместо них берёт разные уроки жизни и чужую
    мудрость. В начале 2007 года она натолкнулась на стих Уильяма Блейка «Тигр! Тигр!»
    Тигр, о тигр, светло горящий
    В глубине полночной чащи,
    Кем задуман огневой
    Соразмерный образ твой?
    А когда весь купол звездный
    Оросился влагой слезной, —
    Улыбнулся ль, наконец,
    Делу рук своих творец?

    Бритни у себя на сайте предложила свою аналогию, сказав, что, глядя на тигра,
    «хочется понять, что прячется за этим взглядом… узрите красоту тигра». Она, как обычно,
    шифрует свои мысли, так что непонятно, насколько она разобралась в настоящем смысле,
    вложенном Блейком, но стихотворение вполне подходит для женщины, которая сама не
    знает, что для неё слава – благословение или проклятие. В её поисках отражалось смятение
    самого Блейка: это Бог создал мирного ягнёнка и кошмарного тигра Сатану? А может, они
    едины?


    Газеты, ссылаясь на «близких помощников», пишут, что Бритни начала читать «каж-
    дую книгу из тех, что были у принцессы Дианы», потому что в том, как пресса обошлась с
    ней самой, видела повторение истории Леди Ди. Без сомнения, первое зерно легло в почву
    в 2000 году, когда в Лондоне на неё набросились папарацци.
    Изучая работу Голди Хоун, она переняла мнение актрисы, что к самосовершенствова-
    нию ведут «перемены и преобразования». «Самое главное, что мы их сознаём и учимся у
    них», – писала Голди. Эта книга так вдохновила Бритни, что та часто перелистывала её стра-
    ницы, черпая в них силу, убеждавшую её: испытания, преследующие её, это часть большей
    картины, они входят в обязательный процесс, ведущий к её перерождению. Более того, она
    сказала, что когда настанет пора писать собственную автобиографию, она хотела бы воспро-
    извести нечто подобное. Она надеялась, что когда-нибудь испытания и горести её как поп-
    звезды станут для кого-нибудь уроком.
    Концепция «перемен и преобразований» внушила ей веру в то, что она гусеница, кото-
    рая когда-нибудь станет бабочкой; что она может измениться, сбросить старую кожу и начать
    новую жизнь. Это похоже на то, что она говорила друзьям.
    Компетентный источник, близкий к Бритни, говорит:
    – Она рвалась убежать не только от проблем, а от того, чем была. Она рассуждала, как
    бы ей хотелось поселиться на далёком острове, но там бы её убило одиночество. Характер-
    ная черта Брит: она желает того, что не может вынести. На сцене она такая счастливая, ей
    всё очень нравится. Но стоит ей уйти за кулисы, и она всем недовольна. Говорит, хорошо бы
    стать учительницей или официанткой, кем угодно, лишь бы не собой. Но суть в том, что она
    не способна жить без внимания публики и без контроля, которое оно даёт.
    Вот такая каша царила в голове у Бритни, когда она рассталась с Айзеком Коэном. В
    том же месяце она написала у себя на сайте, что предыдущие два года были «поучитель-
    ными», и добавила: «Теперь я повзрослела, и наконец-то чувствую, что свободна». Потом,
    в следующем предложении, она убеждает фанатов, что вовсю работает над следующим аль-
    бомом, и «в этом году я вернусь к вам, лучше и ярче, чем прежде…»
    То она ищет свободу, то снова превращается в исполнительницу, тем показывая про-
    пасть в душе, которую тщится понять. Бритни тосковала по простой жизни, которую вроде
    бы обрела с Кевином. Она жаждет жить для себя, и чтобы её любили как есть; но жизнь
    исполнительницы оставляет внутри пугающую пустоту, стоит ей отойти от сцены и студии
    звукозаписи.
    Может, безнадёжное желание стать кем-то кроме Бритни Спирс, подпитанное верой в
    «перемены и преобразования», толкнуло её на следующий поступок.
    * * *
    Это не было вспышкой безумия, как поговаривали многие; её поступок производит
    впечатление вполне обдуманного.
    – Она уже раньше говорила: «Хочу обрить голову», а я отвечала: «Бритни, пожалуй,
    это не самая хорошая мысль», – объясняет Кайли, позволяя заглянуть в корень события,
    произошедшего 16 февраля. Все будут описывать его как «момент нервного срыва». – Она
    дважды хотела побриться налысо. В первый раз мы ехали в машине, и она попросила: «Тор-
    мозни вон у той парикмахерской!» Она объяснила своё намерение, но я сказала «нет», и она
    передумала. Во второй раз… меня не было рядом.
    Стоял вечер пятницы. В окружении телохранителей Бритни ехала по Тарзане, приго-
    роду Лос-Анджелеса, а следом неслись папарацци. Она заметила «Парикмахерскую Эстер»
    и сказала: «Останови!»

    Зайдя внутрь, она села в кресло перед стилисткой Эстер Тоньоцци, и пожаловалась,
    что волосы отросли слишком сильно.
    – Сбрейте их совсем! – объявила она, глядя на отражение Эстер в зеркале, а папарацци
    уже наводили объективы через витрину. Та, не желая быть сообщницей публичного само-
    разрушения поп-принцессы, сказала, что это невозможно.
    – Конечно, я пыталась её отговорить, – сказала Эстер в развлекательном шоу «Экс-
    тра». – Я сказала: «Знаете, может, в вас гормоны играют или ещё что… вдруг вы завтра
    передумаете. Давайте обсудим».
    Стоило Эстер отвернуться к телохранителям в поисках моральной поддержки, как
    Бритни схватила машинку и начала себя брить. Когда первые локоны упали на пол, обрат-
    ного пути не осталось. Закончив, Бритни сидела, разглядывая лысую голову, и тут Эстер
    заметила, что у той из глаз катятся слёзы:
    – Она сказала: мама разозлится… и у неё глаза подёрнулись слезами. Она внезапно
    осознала, что натворила.
    Стилистка, пытаясь утешить её, похвалила «красивую форму головы», а фотографы
    уже бросились к ноутбукам, чтобы быстрее закачать снимки, которые через считанные
    минуты облетят весь мир. Впоследствии состриженные волосы Бритни будут продавать
    через eBay, но когда ставка достигнет 1 миллиона долларов, лот будет снят, потому что аук-
    цион заявит: невозможно подтвердить подлинность волос.
    Бритни зашла в соседнюю дверь, салон «Тело и душа», чтобы сделать татуировку на
    животе. Глядя на людей, она заметит, что те не верят своим глазам. Когда сотрудник спросил
    её, почему, она якобы ответила:
    – Не трогайте меня. Я устала от того, что все ко мне лезут.
    В своё время выразительные фотографии вознесли Бритни на вершину славы, а теперь
    та же сила чуть не сбросила её оттуда. В «Роллинг Стоун» хотели оседлать волну, а сейчас
    – утопить звезду. Естественно, фоторедакторы выбрали для публикации самый страшный
    снимок, где у Бритни пустые, широко раскрытые глаза. СМИ не хуже звукозаписывающей
    индустрии знают силу визуальных образов. В результате именно эти мгновения, застывшие
    во времени, посеяли в наблюдающем мире веру в то, что Бритни «теряет адекватность» и
    находится на грани катастрофического нервного срыва.
    «ЛЫСАЯ И СЛОМЛЕННАЯ», объявил новостной сайт Эй-Би-Си.
    «БЕЗУМИЕ С БРИТВОЙ», вторил ему «Фокс Ньюс».
    Джой Беар, одна из ведущих передачи «Взгляд» на Эй-Би-Си (американский аналог
    «Блудницы» с Ай-Ти-Ви), выразила общее мнение, сказав: «Многим кажется, что это чле-
    новредительство».
    СМИ на все лады повторяли вопрос: «Бритни колеблется на грани безумия?»
    Были теории, что она обрилась из-за угрозы, будто в суде на волосах проведут экспер-
    тизу на наркотики. Но когда в феврале 2007 года было принято решение о совместной опеке,
    такая вероятность исчезла. В её жесте видели примету бунта, болезни, страха, насилия, и
    даже безумия. Такую причёску носят разные группы людей: моды, «солдат Джейн», хули-
    ганы, заключённые, раковые больные, лесбиянки, а некоторые, вроде Шинейд О’Коннор,
    даже используют её в своём имидже. Кроме того, зрелище гламурной поп-принцессы, пуб-
    лично развенчивающей себя, настолько выбивалось из привычной картины мироздания, что
    все бросились искать любое рациональное объяснение иррационального поступка.
    Мало кто учитывал возможность, что речь идёт о ненависти не к себе, а к тому образу,
    в который её засунули. Никто не знал, что Бритни ругается с мамой. Линни всё время
    напоминала дочери об ответственности и материнском долге. Больше всего Бритни злило,
    когда мама упоминала, что Кевин когда-нибудь уедет из города. Неизвестно, пробуждали
    ли инструкции мамы дремлющие детские обиды, но как раньше Линни фиксировалась на
    Бритни-исполнительнице, так теперь она стремилась, чтобы та стала идеальной матерью –
    а это воспринималось как «контролирующее поведение».
    Вопиюще очевидно, что обривание головы – кульминация нарастающего бунта, уси-
    ленного жизненными невзгодами. Начинался он в 2004 году, когда Бритни решила, что
    больше не хочет соглашаться, подчиняться и слушать инструкции. Действительно, когда
    человек сбривает волосы, гораздо вернее будет предположить, что он стремится усилить
    свою власть, чем то, что он потерял контроль над собой.
    Бритни прекрасно усвоила язык визуальных образов, и эта драматическая фотогра-
    фия должна была сказать маме и всем заинтересованным контролёрам: «Ну и что теперь вы
    будете делать с поп-звездой?» Есть ли лучший способ развенчать себя как исполнительницу,
    чем утратить те самые волосы, которыми она была знаменита; подорвать актёрские возмож-
    ности, чтобы освободить человека?
    Доктор Алистер Рофф, социальный психолог и «эксперт по культуре знаменитостей»,
    сказал газете «Таймс»: «Это не столько крик о помощи, сколько вопль: „Оставьте меня в
    покое!“»
    Здесь в нашем рассказе появляется новый важный фактор. За два дня до сцены с обри-
    ванием головы Бритни была «вынуждена» по распоряжению родителей и менеджеров лечь
    в реабилитационный центр «Перекрёстки» на острове Антигуа. Те крепли во мнении, что
    тусовочная жизнь – свидетельство больших проблем. Несогласная Бритни пришла в ярость.
    Не прошло и суток, как она сбежала. Когда человека против воли кладут на реабилитацию
    или в клинику, это всегда лишь усиливает гнев, потому что «пациент» чувствует: его лечат
    не ради его пользы, а для спокойствия окружающих. И вот на этом фоне Бритни, вернувшись
    в Лос-Анджелес, схватилась за машинку. Видимость поп-звезды упала на пол парикмахер-
    ской.
    – Словно когда на неё давят, она давит в ответ, – говорит ассистентка Кайли.
    Бритни восставала не только против родителей. Вместе с Ларри Рудольфом вернулись
    все инструкции и указания, от которых она мечтала избавиться. По крайней мере именно
    так воспринимала ситуацию Бритни. Будто снова наступил 2000 год: Ларри хотел контроли-
    ровать её имидж, а родители следили за каждым её шагом. И все пришли к одному заклю-
    чению: единственное возможное объяснение непредсказуемости Бритни – наркотики, алко-
    голь, или и то и другое. Ещё появились серьёзные подозрения, что Бритни стала зависимой
    от лекарств, которыми лечили её тревожность и депрессию. Бритни тогда не знала об этом,
    но родители и менеджеры основывались на информации, полученной из близких к ней
    источников. Однако твёрдых доказательств не было. Несмотря на подозрения, слухи и голо-
    словные заявления, они не нашли ни одной улики. Эта тема красной нитью пройдёт через
    все эпизоды, ждущие впереди. Бритни будут осуждать на основе вероятностей, по крайней
    мере так будет казаться.
    Надо учитывать ещё один фактор: Бритни страдала от того, что умерла тётя Сандра.
    Две недели назад, после долгой борьбы с раком, она отошла в мир иной. Бритни, вне себя от
    горя, приехала на похороны, благородно избавленные от общественного внимания. Люби-
    мая тётка, вторая мама, была ей в жизни надёжной опорой и первым человеком, к кому она
    бежала по приезду домой. Её смерть означала, что порвалась очередная ниточка, поддержи-
    вающая Бритни на ногах.
    Жизненные обстоятельства разом навалились на Бритни, но, по свидетельству её
    постоянной спутницы, Кайли Мачадо, не было никаких признаков наркотической зависимо-
    сти или психической болезни. Она считает, что люди сделали выводы, всего лишь посмотрев
    на ряд специально подобранных фотографий.

    Линни Спирс смотрела по телевизору, как Бритни бреет голову. Потерявшая голову
    мать спрашивала Бога, что творится с дочерью. В своих мемуарах она пишет: «Что-то у неё
    в мозгу сломалась, её надо было лечить».
    Она, Джейми и Ларри Рудольф почувствовали, что теряют контроль над ситуацией, и
    приняли решение: чтобы Бритни «перестала убегать от боли», её надо поместить в реаби-
    литационный центр. Девушке с повышенной тревожностью, принимавшей Прозак ещё со
    времён турне «Oops!..I Did It Again», наконец-то, спустя шесть лет, сказали, что ей нужна
    помощь.
    СМИ окрестили Бритни сумасшедшей и «психичкой», и семья отправила её лечиться.
    Сложно придумать, что может вернее свести человека с ума, чем заявление, что он сума-
    сшедший, когда что-то в глубине души шепчет ему, что всё гораздо сложнее, и он здесь не
    виноват. Кто бы осудил Бритни, если бы она вспомнила детство и решила объяснить соб-
    ственным родителям, на что похоже настоящее безумие?
    Дочь и родители ругались по телефону. Бритни считала себя жертвой грубого преуве-
    личения и умоляла понять её. В её представлении для разведённой женщины естественно
    было загулять с друзьями, особенно если до этого два года подряд она ходила беременной.
    Но родители при поддержке Ларри Рудольфа от чистого сердца считали, что желают ей
    только добра; что она теряет адекватность и ведёт себя не так, как положено ответственной
    матери и поп-иконе.
    Бритни пыталась сама объяснить своё бритьё головы в документальном фильме MTV.
    Она сказала, что во время брака и развода у неё в жизни было «так много искусственного»,
    и добавила: «Я была раздавлена. Все решили, что я, типа, схожу с ума… но люди ведь всё
    время бреют головы. Я через многое прошла, но здесь я ощутила, что бросаю вызов, почув-
    ствовала свободу, отбросила всё, что случилось со мной».
    Ассистентка Кайли полагает, что никто из окружения Бритни не уловил разницу между
    безумными стихийными тусовками и женщиной с большими эмоциональными проблемами.
    По её мнению, пьяные возвращения под утро, неудачный выход из машины и ряд фотогра-
    фий с гулянок совсем не говорят о том, что человек сходит с ума. Это реабилитационный
    центр довёл её до безумия. Теория достаточно интересна, чтобы в ней разобраться.
    Сам по себе реабилитационный центр не может никого довести до
    безумия, но психику Бритни уже подорвали многие факторы: негативные
    отзывы, что она не справляется с ролью матери, распад брака, смерть
    тёти. Вдобавок рухнула её мечта о нормальной жизни. Всё это –
    разновидности потерь, так что Бритни непрерывно испытывала горе, не
    имея возможности прийти в себя. Женщина, стремящаяся к контролю, на
    самом деле оказалась во власти обстоятельств. Учитывая её уязвимость,
    можно допустить, что реабилитационный центр довёл её до безумия, как
    последняя соломинка, переломившая спину верблюду, но всё зависит от того,
    имела ли место зависимость от лекарств, наркотиков или алкоголя.
    Но сам по себе защитный механизм Бритни, то есть выступления на
    сцене, успокаивал боль, и она к нему регулярно прибегала. В её понимании она
    боролась с негативным общественным мнением, построенным на неверной
    информации, а близкие люди не понимали, что творится у неё на душе.
    Порождённый шквал тревожности и злости должен был раздирать её.
    Девушка, в которой раньше видели только исполнительницу, вдруг
    стала «сумасшедшей», «неадекватной», «полоумной». И она убегает с
    криком: «Почему никто не видит, что происходит на самом деле?» и «Как
    вы смеете так со мной обращаться!» Создаётся ощущение, что никто
    из окружающих не знал, как во время кризиса найти с ней общий язык, и
    реабилитационный центр стал единственно возможным решением.
    Бритни могла только проклинать Богов. В душе она чувствовала, что не может дове-
    рять близким, потому что у них было одно решение на все случаи жизни: засунуть её в реа-
    билитационный центр.
    На следующий день после бритья головы она решила уйти из дому и поселиться в
    бутик-отеле «Мондриан» в западном Голливуде. Придя туда в одиночку, она стояла у стойки
    администратора, рассчитывая вселиться без кредитной карты. Но ей дали от ворот поворот,
    и вдруг оказалось, что имя «Бритни Спирс» в Голливуде больше не котируется. Бритни рас-
    плакалась со словами: «Никому я больше не нужна… никому не нужна».
    Лишь несколько незнакомых девушек подошли к ней и, обняв, утешили.
    Бритни пошла в забитый внутренний двор, где, в купальнике, села на ступеньку бас-
    сейна и принялась брить ноги. Когда администратор остановил её, она перебралась в шез-
    лонг, и стала знакомиться с гуляками и позировать для фотографий. В поиске компании она
    тянулась ко всем подряд. Этот эпизод тоже стал достоянием прессы и мира – и ближай-
    шие родственники испугались симптомов, не дав себе труда выяснить их причину. Кажется,
    будто они намеренно отстранялись от Бритни, чтобы она дошла до предела – и поняла, что ей
    нужно лечиться. Но о чём бы они тогда ни думали, все дружно избегали решать проблемы,
    в том числе и сама Бритни. Время покажет, что в итоге в ней лишь нарастал гнев, который
    только ухудшит положение дел.
    Ассистентка Кейли, которая уже переехала в Сан-Франциско, где устроилась стилист-
    кой, бессильно следила за ней издали.
    – Бритни пыталась связаться со мной, когда её хотели положить в реабилитационный
    центр, но мне приказали не отвечать на звонки. Они считали, что я потворствую ей. Она
    никому не верила, вот почему она их не слушалась, и с ней трудно было иметь дело.
    В последний раз она видела Бритни за неделю до бритья головы, когда вместе с ней
    ездила в Нью-Йорк:
    – Её мама позвонила мне и сказала: «Что ты творишь? Ты там с ней, и потакаешь ей!
    Она считает, что раз у неё есть подруга, то можно носиться по тусовкам, а ей надо сидеть
    дома с детьми!»
    На следующий день Кайли оказалась в самолёте, улетающем в Лос-Анджелес. Её
    попросили на некоторое время оставить работу:
    – До сих пор не знаю, почему она это сделала [обрила голову], – сказала Кайли. – У
    нас не было возможности поговорить об этом. Её тут же упекли на реабилитацию.
    Как упрямая лошадь, отказывающаяся идти в стартовую кабинку, Бритни вернулась в
    реабилитационный центр. Тем временем незнакомец из «Старбакса», Сэм Латфи, пригото-
    вил белого коня и начистил доспехи.
    * * *
    Для Бритни выбрали реабилитационный центр под названием «Перспективы», славя-
    щийся хорошей программой лечения наркотической и алкогольной зависимости.
    Когда посетитель идёт по прибрежному участку в Малибу его первое впечатление –
    что центр красивыми интерьерами, роскошью и панорамным обзором океана вполне похож
    на пятизвёздочный отель. Это потому что в «Перспективы» приходят клиенты, «привыкшие
    к роскоши, в том числе знаменитости, ведущие бизнесмены и правительственные чинов-
    ники». Его тихое калифорнийское уединение помогает и секретности, и лечению, потому
    что «красота окрестной природы поражает и внушает благоговение, способствующее про-
    цессу восстановления».
    По материалам сайта: «Депрессия, отсутствие надежды, даже суициальные мысли
    сильнее распространены на территориях, где дни преимущественно серые и промозглые.
    Такая погода мешает людям… преодолевать зависимость и наркоманию».
    В этой больнице лечат зависимость от ряда наркотиков и веществ, включая алкоголь,
    кокаин, кодеин, героин, марихуану и метамфетамин.
    Именно это убежище выбрали для Бритни. Анонимные отзывы серьёзных клиентов
    свидетельствуют о его эффективности: «Мне больше не приходится натягивать личину» и
    «Под угрозой была моя карьера. Чем больше успеха и славы ко мне приходило, тем глубже
    я погружался в зависимость».
    Как именно Бритни 20 февраля регистрировалась в «Перспективах», в подробностях
    неизвестно. Она вроде бы пришла добровольно, хотя и против желания. Но, как и в Антигуа,
    через 24 часа она сбежала. Она скучала по детям и злобствовала, потому что узнала, что
    Кевин объединил усилия с мамой Линни, чтобы положить её на лечение. Намерения у Линни
    были самые добрые: ей, как и всем остальным, казалось, что она помогает дочери.
    А вот Кевин организовал внеочередные слушания по поводу опекунства, и Бритни
    взвилась, подозревая, что собственная мать помогает отбирать у неё детей. Этот вопрос
    потом будет долго отравлять мысли Бритни. Но тогда её одолели злость и смятение, и она
    сбежала из «Перспектив». Она бросилась домой к Кевину, а он ясно дал ей понять, что если
    она не вернётся и не завершит тридцатидневный курс лечения, он потребует немедленного
    предписания суда, дающего ему полное опекунство, потому что ему нужно заботиться о бла-
    гополучии детей.
    Кевин по доброй воле отозвал заявку на внеочередные слушания. А Бритни отступила
    с чувством, что события и люди, все обернулись против неё. Она уехала из дома Кевина на
    пассажирском сиденье серебристого «Мерседеса». Она сидела там в полном упадке сил, а
    папарацци вились вокруг машины; в каждое окно уставились ряды объективов.
    «Мерседес» тронулся в путь, папарацци не отставали. Вдруг у него загорелись стоп-
    сигналы. Свидетели увидели, как Бритни, размахивая зелёным зонтиком, бросилась к вне-
    дорожнику фотографа. Несколько раз ударив по окну и двери, она вернулась в свою машину
    и уехала. В этот раз она выглядит на фотографиях демонической и свирепой; мир убедился,
    что ей позарез нужна помощь. Она – не первая звезда, напавшая на папарацци, и далеко не
    последняя, но цепочка событий, увязанных воедино, с первого взгляда выносила приговор
    женщине, которая всё время жаловалась на несправедливость.
    Бритни стала «автокатастрофой», от которой никто не мог отвести глаз. В качестве
    примера видеоролик «обдолбанной Бритни» на сайте YouTube собрал 13 миллионов про-
    смотров. Источник, предельно близкий к Бритни, утверждает, что случай с зонтиком про-
    изошёл не только из-за провокации папарацци, но и потому, что после бритья головы она
    встречалась с отцом, Джейми, и тот ясно дал ей понять, что если она не ляжет в реабилита-
    ционный центр, то потеряет детей:
    – Ей казалось, что они используют детей как рычаг, чтобы засунуть её в больницу. Она
    бесилась, потому что дети были нужны ей больше всего в жизни, и она не знала, кому теперь
    можно доверять.
    Друзья утверждают, что обостряющаяся череда событий задавила Бритни, и та «почув-
    ствовала, будто сходит с ума».
    Бритни выбросила белый флаг и вернулась в «Перспективы».
    К концу марта, согласившись играть по правилам, она воссоединилась с сыновьями.
    Едва завидев их, она бросилась к ним, сгребла в объятия, покрыла поцелуями. Пока она
    «отбывала срок» в реабилитационном центре, её поддерживали семья, менеджеры и Кевин.

    Они с мужем достигли предварительной договорённости о разводе, по которой опека над
    детьми делилась 50:50. Но за видимостью перемирия в душе Бритни кипела обида.
    Менеджер Ларри Рудольф был уволен. Впоследствии она поднимет его на смех в
    видеоролике для фотоагентства Х-17 словами: «Типа мои менеджеры чётко знали, что
    делают, когда отправили меня в реабилитационный центр».
    Наказание для матери будет позже.
    Весной 2007 года Бритни оставила на сайте искреннее сообщение, самое длинное пуб-
    личное объяснение, полученное от неё. По нему видно, как остро ей хочется быть услышан-
    ной. Будто сайт, которым она теперь управляла сама, стал для неё единственным голосом,
    отдушиной для правды. Назвав свой текст письмом, она скажет, что хотела обратиться к
    людям и «объяснить, что со мной творится в последнее время».
    «Перспективы» были «унизительным местом», и она согласится, что дошла до пре-
    дела.
    – Признаю, я была такой потерянной, – пишет она, но подчёркнуто отрицает, что её
    проблемы как-то связаны с наркотиками или депрессией.
    Бритни уподобит себя невоспитанному ребёнку с синдромом дефицита внимания, и
    скажет, что «мой старый менеджер пришёл и начал управлять мной и моей жизнью», но
    она не хочет разбираться, кто сколько виноват. Вместо этого она вспоминает детство, опи-
    сывает, как семья счастливыми вечерами смотрела фильмы, танцевала и пела. Она говорит,
    что «опасности детских лет снова показывают лицо».
    Но прежде всего её письмо призвано успокоить тех, кто переживает за неё, и объяснить
    контекст всех событий: «Я знаю, всем кажется, что я изображаю жертву, но это не так, и я
    жутко ненавижу всё, что творится сейчас. Может, потому я и пишу это письмо. Мне
    кажется, некоторые близкие люди раздувают проблемы сильнее, чем стоит. А ещё я думаю,
    они заметили, что я для разнообразия начала пользоваться мозгом и рвать некоторые узы, и
    им захотелось, чтобы у них в руках было больше контроля над моей жизнью, чем у меня».
    И последний штрих: «Вот я сижу дома, на часах 6:25, оба моих сына спят. Как же
    хорошо, что они у меня есть…»

    Рубрика: "Бритни. Изнанка Мечты" 11. Потерянная девочка
    stasyoooook BritneyZone
    +4 Ошибка в тексте? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
    Лучший комментарий!
    Комментарии
    #1
    #2

    Войти / быстрая регистрация через соц.сети

    Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Есть новость о Бритни? Поделись!
Фото дня
Реклама
Чат
Чтобы написать сообщение нужно зарегистрироваться
Войти / быстрая регистрация через соц.сети
Реклама
Форум
Последние фото
События
30.08.2004 через 6 дней (13 лет)
· Релиз сингла "Outrageous"
16.09.2013 через 23 дня (4 года)
· Релиз сингла "Work Bitch"
20.09.1999 через 27 дней (18 лет)
· Релиз сингла "(You Drive Me) Crazy"
22.09.2011 через 29 дней (6 лет)
· Начало тура "Femme Fatale" в Санкт-Петербурге
24.09.2001 через 31 день (16 год)
· Релиз сингла "I'm A Slave 4 U"